Мундиаль-2018 как правильный праздник

Как известно, сегодня (точнее, матч завершился буквально за несколько минут до начала сегодняшнего дня) сборная России по футболу проиграла команде Хорватии, окончательно выбывая из соревнования и пропуская хорватов в полуфинал ЧМ-2018.

Наверное, для жителей нашей страны это был один из самых ожидаемых и волнительных матчей на этом чемпионате. Так получилось, что я, не будучи особым фанатом футбола, волей-неволей следил за его ходом, с самого начала находясь на одной из самых оживлённых в эти дни улиц Москвы, Пятницкой. Впечатлениях от увиденного, а также собственные рефлексии на «социально-мундиальную» тему, в формате «репортажного эссе» (если таковое вообще существует 😺), и собираюсь поведать ниже.

Прогуливаясь по Пятницкой улице в Москве, от кафешки к кафешке можно было наблюдать, как вокруг чуть ли не каждой каждой них, вылившись из помещений на тротуар и устремив напряжённо-радостные взоры к развешенным мониторам, собралась толпа народу, весьма доброжелательно общающегося друг с другом и активно болеющего за сборную России. Может, конечно, кто болел и за хорватов, но таковых не было ни видно, ни слышно. У многих щёки были разрисованы в российском триколоре, некоторые трубили в дудки и футбольные рожки. Много было просто зевак, которые не были особо посвящены в тонкости и технические подробности чемпионата — просто знали, что «сегодня Россия играет с хорватами» (собственно, я сам, скорее, к таким и отношусь 😺). Даже иностранцы, которые тоже присутствовали в толпе, скандировали вместе со всеми по-русски «Рос-си-я!» «Рос-си-я!» и что-то одобрительное про Акинфеева — отношение к ним было самое тёплое.

Первый гол в ворота хорватов всех очень воодушевил, люди буквально прыгали от счастья. Однако весело кружащаяся по всей улице эйфория длилась относительно недолго: скоро ответный мяч прилетел уже в ворота россиян.


После 31-й минуты матча, ул. Пятницкая

В какой-то момент возникло впечатление, будто всё как-то попримолкло и подозрительно сникло — на одном из табло, только недавно показывавшем 1:1, мелькало уже 1:2 в пользу хорватов. Даже показалось, что народу стало физически меньше: все повалили с улиц в помещения, запивать и заедать печаль в уже более ровной и эмоционально трезвой обстановке. 😺

Решивши, что исход матча предрешён, спускаюсь в подземку. Однако в полупустом вагоне метро народ внезапно воодушевился, всеобщее радостное внимание было приковано к развешанным мониторам. «Неужели забили?» — интересуюсь. Толком не поверив, даже встал, подошёл к одному из них и убедился, что в верхнем левом углу, где вёлся счёт голов, прямо на глазах «единичка» сменилась «двойкой»: висело обнадёживающее «2:2».

Электричка тоже была вся внимание, как и метро. А пожалуй, и побольше. Право, удивительно и даже забавно было воочию наблюдать несвойственные этому виду транспорта в вечернее время (традиционно оно здесь «расслабленное» и праздное, тем более в выходной) эмоциональную концентрацию и ментальное напряжение. Часть болельщиков (семья из пяти человек), уставившись в экран смартфона и напряжённо следя за ходом матча, попросила каких-то изрядно шумных товарищей (шумевших, впрочем, тоже по поводу футбола) не мешать — никаких возражений не возникло. Следили, конечно, не только они, но и из соседних мест, да практически отовсюду. Лично мне мобильного трафика было всё же жалко, и я с неподдельным интересом обновлял текстовую онлайн-трансляцию с «Интерфакса» — а вдруг да и выиграют, чего почему-то хотелось непременно наблюдать в лайв-режиме.

Шла как раз серия пенальти, очень и очень напряжённая, судя по возгласам и выражению лиц пассажиров. Обновлялась трансляция у меня не вполне оперативно, так что недостаток текстовой информации я прямо с лиц окружающих и восполнял. 😺 Их выражение, кстати, менялось довольно часто, в диапазоне от сопутствующей фразеологии «спокойно! спокойно, ребята. держимся!» до обречённого «это пиздец!» Особенно меня удивила одна девушка, которая, как мне показалось, следила за ходом серии пенальти уж изрядно эмоционально. Настолько, что складывалось впечатление, будто её тонкая психика вот-вот не выдержит — такого рода эмоциональный накал (от, на минуточку, игры в мяч) в непосредственной вблизи я за этот мундиаль видел, пожалуй, впервые (а впрочем, я ж не футбольный болельщик — вполне допускаю, эмоции здесь бывают, в принципе, всякие).

Под конец же её лицо не выдержало вулкана горьких эмоций и, к моему полнейшему удивлению, взорвалось рыданием. 😺 Её молодому человеку пришлось её успокаивать, хотя тому (по всей видимости, тоже заядлому болельщику), на душе было в сей тяжёлый момент тоже вряд ли особенно весело. Стало окончательно понятно, что «всё», проиграли, и в вагоне на какое-то время повисла неприятная тягостная тишина.

Как многие отмечают, можно утешиться тем, что этот проигрыш не был постыдным: сборная Хорватии оказалась действительно сильным и достойным соперником, да и сборная России (традиционно «не умеющая в футбол»), в общем, старалась и делала, что могла и, наверное, даже больше. Куда важно другое. Хотя бы на примере этого матча видно, что чемпионат по факту сработал как настоящий, правильный народный праздник, и, несмотря на объективные, не раз отмечаемые недостатки (в виде коррупционных подрядов на строительство стадионов, на проблемы с окупаемостью построенных инфраструктурных объектов, в виде логичных вопросов в целесообразности и прозрачности в расходовании денег и без того небогатого российского налогоплательщика и т.д.) и вопреки рыданиям и визгу отечественных «либералов» (видящих в мундиале выгоду лично Путина исключительно), сыграл всё же свою положительную роль для всех нас. Это помимо радости для заправских любителей футбола.

Во-первых, благодаря мундиалю-2018, люди имеют возможность вживую, в неформальной обстановке пообщаться с иностранцами (прежде всего, европейцами). И не в русле пресловутого скандала с «распутными русскими девушками». Дело в том, что мы тут, в общем, контактами и общением с (остальными) европейцами, к числу коих, безусловно, принадлежим сами, почему-то оказываемся не избалованы, несмотря на многодесятилетнее вялое блекотание официальных лиц о «партнёрстве», о «сближении», о том, что Россия — это европейская страна и что русские этнически и культурно европейский народ (что, разумеется, на 100% верно). На практике же мы не имеем с Европой даже(!) туристического безвиза и паровозом загоняемся этими же самыми официальными лицами не в Европу, а, скорее, куда-то в политическую «Ост-Индию» или «Африку». Естественно, желающих здесь жить и работать европейцев находится не особо много, да и туристы в обычное время, чисто визуально, в большинстве своём, кажется, китайцы. Короче говоря, непосредственный неформальный контакт с гражданами других европейских стран полезен хотя бы тем, чтобы воочию развеять нагнетаемые отечественной пропагандой антизападные инвективы — на самом деле, «они такие же, как и мы» (а следовательно, «мы имеем/должны иметь такие же права, как и они»).

Во-вторых, мундиаль в качестве народного праздника лишний раз сработал на единение людей в самой России, на те самые «горизонтальные связи». Разумеется, о внезапном образовании каких-то функционирующих сообществ говорить не приходится, однако в каких-то обстоятельствах (подчас даже нарушение личных границ посторонними людьми в разумных пределах воспринималось спокойно и как само собой разумеющееся) в атмосфере футбольного карнавала люди хотя бы привыкли не хамить и относиться друг ко другу с «любовью и пониманием», а не по привычной формуле homo homini lupus est, будучи задавленные обстоятельствами, повсеместно разлитой в РФ агрессией и «синдромом россиянина» — что уже дорогого стоит. Относились друг ко другу, как, скажем, дальние родственники. Такое даже впечатление, словно на каком-то — пускай весьма и весьма ограниченном — интервале воплотилась сама Иисусова заповедь «возлюби ближнего своего, как самого себя», что само по себе уже важно в социальном плане.

Полагаю, подобное сквозное чувство объединяющего начала, избавленное, с одной стороны, от чрезмерно довлеющей моральной тяжести (как, скажем, в «Бессмертном полку»), а с другой, от унылой серой казённости, людям совершенно необходимо помнить и испытывать явочным порядком с какой-то периодичностью, если они хотят в перспективе быть нацией, а не бессмысленным «населением». Это банальное «чувство локтя» ведь необходимое условие образования «собственного капитала» социума. Чувство лёгкого спонтанного «панибратства», ощущение того, что сидящему рядом с тобой можно доверять, что он — в какой-то далёкой, едва уловимой символической проекции, но так или иначе родственник. Такой же, как и ты, с такими же потребностями и радостями. И даже этот проигрыш сборной, казалось, объединил в этом ощущении — воспринялось как общее горе в маленьком масштабе. Все эти эмоциональные переживания, коллективное слежение за счётом во время матча — речь ведь не столько о какой-то содержательной коммуникации, сколько об акте социальной идентификации, о процессе символического обмена какими-то общими ценностями, совершающемуся благодаря «ветру карнавала», дующему извне.

Да, пускай это всё во многом игровой, даже игрушечный сценарий, и после чемпионата россияне останутся tete-a-tete со своим «синдромом», озлобленностью и кризисом «горизонтального» доверия — однако где-то в подкорке важное чувство всё же запечатлится, впечатается вместе с нейронными связями. Будем помнить, что можно вот так вот просто подсесть рядом к незнакомому человеку и смотреть в экран чужого телефона трансляцию, и никто при этом не чувствует дискомфорта. Что можно с пониманием относится к шуму и скандированию под окном. Что можно, в конце концов, просто доброжелательно общаться, подойдя к любому и спросив, какой счёт, кто ведёт и «выиграли ли наши». И что это всё можно не воспринимать как из ряда вон.


Запись опубликована в рубрике essai, Культура, социология с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.