Об уличных музыкантах замолвите слово

Эта статья в июне прошлого года была предложена к публикации на сайте Агенства политических новостей, однако по не известным автору причинам опубликована так и не была. Так что публикую её здесь в немного доработанном виде, «настоящим числом».

Также необходимо отметить положительную тенденцию: за прошедший год громких задержаний музыкантов, судя по всему, было гораздо меньше. Но тут штука такая: законодательство-то не поменялось, а значит, ничего не мешает правоохранителям в любой момент снова начать «закручивать гайки», — следовательно, актуальность темы не пропала.

Как известно, право на свободу мысли, слова и творчества реализуется в соответствии с известным принципом правового регулирования «разрешено всё, что прямо не запрещено законом». Однако беда в том, что упомянутый в этой формуле закон — каким бы он ни был, прямо скажем, плохим, тенденциозным и скверно написанным — на практике у нас подчас подменяется «инструкциями», «указаниями», а то и откровенным волюнтаризмом начальства и чиновничества всех уровней.

К моменту написания этих строк автор, чуть более двух лет назад взявший гитару в руки, успел приобрести небольшой опыт в качестве уличного музыканта. И для него пение в московском парке и на улице пока что оканчивалось благополучно — чего не скажешь о многих музыкантах, которым повезло меньше. И дело тут вовсе не в реакции публики (которая как раз варьируется в диапазоне от безразличной до позитивной), а в очередном правоприменительном ноу-хау наших чиновников и правоохранителей.

Казалось бы, что может быть проще, чем отправиться с гитарой скажем, на тот же (Старый) Арбат, некогда излюбленное место для уличных музыкантов всех мастей: выбрал себе место, чтобы никому не мешать, — и вперёд, демонстрируешь публике результаты вокально-инструментальных экзерсисов. Вовсе не обязательно ставить вперёд себя чехол, в который совершающие неспешный променад люди бросали бы монеты и купюры, — можно просто играть, что называется, just for fun. Или, скажем, в качестве осваивания чего-то вроде психотехники по преодолению тревоги, вызываемой публичными выступлениями.

Однако не всё так просто. Некогда гулкий Арбат, прямо-таки пестрящий всевозможными художниками, музыкантами, клоунами и т.п., сейчас кажется на удивление тихим (по крайней мере, относительно). Дело в том, что где-то с середины позапрошлого года (а то и раньше) за уличных музыкантов, ранее в этом смысле «беспризорных», вплотную взялась полиция. (Кстати, характерный штришок: в этом году полиция явочным порядком запретила проведение стихийного «неофициального» Парада Святого Патрика, который традиционно проходил на Старом Арбате, чего раньше не было.)

Притом размах «кампании» не ограничился одной только Москвой: внезапная нелюбовь со стороны стражей правопорядка к уличным музыкантам раскинулась чуть ли не по всей России. Так, помимо Москвы, появлялись сообщения о задержании уличных музыкантов в Санкт-Петербурге, Краснодаре и других городах; артистов гоняли даже в тех местах, которые традиционно служили своего рода «подмостками» для уличных выступлений. Притом музыкантам, которые никакого закона не нарушали, поперву «шили» различные статьи КоАП: самоуправство, ст. 19.1 КоАП (https://ovdinfo.org/news/2017/03/09/muzykalnoe-samoupravstvo), торговля с рук и предоставление услуг населению в неустановленных местах, ст. 11.13 КоАП г. Москвы (https://ovdinfo.org/express-news/2017/03/13/muzykanty-zaderzhannye-na-arbate-otpushcheny-no-instrumenty-ostalis-v-uprave).

Однако последний тренд — привлечение уличных музыкантов по «оппозиционной» статье 20.2.2 КоАП: Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка. Так, пару лет назад произошёл памятный случай, когда на 10 тыс. рублей за «несанкционированное» музицирование на гуслях и домре на Манежной площади были оштрафованы студентки музыкального вуза. И это лишь единичный примеры. Напомним, эта норма была введена специально для весомого законосообразного предлога «пакования» в автозаки участников мероприятий дюже неудобного для властей формата наподобие знаменитых московских прогулок-«оккупаев» 2012 г. — остаётся только удивляться креативу правоохранителей, нашедших нонче этой статье применение, столь далёкое от инициировавшей её появление в КоАП мысли законодателя. И тренд, надо сказать, очень печальный, потому как предусмотренное этой статьёй минимально возможное наказание — ни много ни мало, 10 тыс. рублей штрафа. Также известны случаи конфискации правоохранителями музыкальных инструментов, притом даже редких.

Чем именно обусловлена подобная практика, однозначно сказать сложно. Возможно, беспощадной охоте на уличных музыкантов, начавшейся как раз со Старого Арбата, дан старт с подачи местных жителей, которым надоело слушать с утра до ночи посторонние звуки у себя под окнами и которые заваливали депутатов и мэрию обращениями. Или, по крайней мере, власти решили воспользоваться этим удобным предлогом.

Мы, к слову сказать, считаем, что жители имеют полное моральное право на спокойное существование, и музыканты, в особенности если они громко шумят, используя те же звукоусилители в жилых зонах, своим правом могут злоупотреблять. Да и в целом, люди в тех же парках имеют право на тихое времяпрепровождение, в конце концов. Однако здесь были бы уместны открытый диалог и понятные нормы закона, учитывающие интересы всех. И разумеется, никак нельзя согласиться с вошедшими в практику и применяемыми к уличным музыкантам драконовскими санкциями, предусмотренных, в частности, той же ст. 20.2.2 КоАП (равно как с конфискациями и причинением какого-либо ущерба музыкальным инструментам) — на наш взгляд, в данном случае они не соответствуют реальной общественной опасности деяния. Не говоря уж о том, что само деяние квалифицируется неверно, лишний раз подрывая доверие к нашей правоохранительной и судебной системе.

А может, чиновникам в данном случае захотелось устроить порядки, «как в Европе»? Действительно, на Западе, судя по всему, в этом направлении присутствуют некоторые признаки «закручивания гаек», хотя и не везде. Погрузимся в небольшой экскурс. В Париже, например, игра на улицах или в метро может обернуться конфискацией инструмента или штрафом, если вы заранее не озаботились разрешением от властей и администрации метрополитена соответственно. В Мадриде, насколько нам известно, относительно недавно введены законодательные препоны для уличных музыкантов наподобие запрета звукоусилительной аппаратуры или регламентирования расстояний от места выступления до жилых домов; зато, с другой стороны, в парках и метро можно выступать свободно.

Тренд на притеснение уличных музыкантов не минул и некогда относительно свободный в этом отношении Нью-Йорк, хотя в нью-йоркской подземке, в переходах, выступать, не мешая проходу, в общем случае можно безо всяких разрешений, равно как и на улицах — специального разрешения потребует игра в парках. В Лондоне, с одной стороны, полисмены, насколько нам известно, на практике чинят определённые препятствия уличным музыкантам; однако, по общему правилу, никакого разрешения для уличного выступления не требуется, если музыканты старше 14 лет и играют они не в лондонской подземке и не на территории некоторых парков (здесь надо получать лицензию или согласование). К слову, для лондонских баскеров (buskers) разработан даже неофициальный «кодекс», который является сводом правил, позволяющих уличным музыкантам наиболее гармонично вписываться в городской ландшафт и избегать потенциальных конфликтов с полицией и горожанами. И более того, уличное музицирование пропагандировал на своём примере Борис Джонсон, будучи мэром Лондона.

По всей видимости, московские власти (при этом не имея законных рычагов воздействия), стараются ориентироваться более на «парижскую» модель, нежели на «лондонскую» или «нью-йоркскую». На данный момент ситуация в Москве складывается таким образом, что играть, не опасаясь «пакований», можно лишь в нескольких случаях. Во-первых, на территории определённых парков, притом в строго ограниченных местах. Для этого нужно направить в адрес дирекции парка заявление и в течение 5-ти рабочих дней получить (или не получить, под различными предлогами) согласование. Притом в заявке требуется указать не только
конкретное время и периодичность выступлений, но и выслать гиперссылку на образец перформанса (скажем, видеозапись на youtube). Если чиновникам не понравится ваша игра (или, скажем, ваш внешний вид, или стиль музыки, или тексты песен — действительно, мало ли что вы там пропагандируете) — от затеи придётся оказаться.

Более того, поражает тот факт, что в заявке требуется дать согласие на безвозмездное привлечение к участию во всяких культурно-массовых мероприятиях, организовываемых администрацией парка. Видимо, чиновники Департамента культуры г. Москвы, утвердившие такой порядок согласования (Приказ Департамента культуры г. Москвы от 25.03.2016 № 183 О порядке организации выступлений, не связанных с проведением массовых мероприятий, на территориях учреждений культуры, подведомственных Департаменту культуры города Москвы), не заглядывали в Гражданский кодекс, статьёй 421 которого прямо запрещается понуждение к заключению договора (в данном случае, договора подряда). Тем более, безвозмездного. С другой стороны, в экономике всё ещё просматриваются кризисные явления; санкции проклятые, опять же, бюджеты урезаны — безвозмездная помощь нелишняя. «Понимать надо».

Во-вторых, легально играть также можно в московской подземке. Можно, но не всем. Существует совместный проект московского метро и Департамента транспорта «Музыка в метро» — правда, он направлен на «качественную музыку», новичкам здесь ловить нечего. Более того, чтобы получить там место, нужно пройти некое прослушивание, удовлетворив вкусам некого жюри, набираемого по непрозрачному принципу. Кроме того, как и в случае с московскими парками, играть придётся в строго определённое время.

{update!

В-третьих, на определённых санкционированных площадках в центре города в рамках совместного проекта Департамента культуры Москвы и Московского продюссерского центра Уличный музыкант. Площадок пока относительно немного, но ведётся работа по увеличению их количества. Для того, чтобы иметь возможность там выступить, необходимо подать заявку через сайт, а также записаться на определённое время.
}

В общем, хотелось бы большего, законно обходясь без всевозможных уведомлений, санкций, лицензий, разрешений и прочей бюрократии.

На наш взгляд, наступление на уличных музыкантов наглядно демонстрирует, что в современных российских реалиях любую репрессивную статью можно обернуть против кого угодно — как подскажет фантазия чиновников и правоохранителей. Особенно хорошо идёт, если репрессивный потенциал статьи размашистый, с «жирными» санкциями. Не стоит обольщаться, если, открывая КоАП, вы вдруг увидите, что квалифицирующими признаками по ст. 20.2.2 являются реальные факты нарушения общественного порядка, санитарных норм и т. п., а вы вроде как «просто играете» и «никому не мешаете» — как показывает практика по тем же митингам, если будут нужные «указания», полицейские в протоколах не преминут написать «что надо», а у судьи, в свою очередь, «не возникнет оснований» не доверять показаниям полиции. Подобная практика, на наш взгляд, идёт в ущерб интересам гражданского общества, к сужению пространства прав и свобод, которых российским гражданам чуть ли не с каждым годом и без того остаётся всё меньше.


Запись опубликована в рубрике Musike, Культура, политика с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.