Концерт Theodor Bastard в Москве, 25.05.2018

В позапрошлую пятницу, 25 мая, в клубе 16 Тонн, состоялся очередной московский концерт очень даже выдающегося на отечественном музыкальном небосклоне коллектива Theodor Bastard из города Санкт-Петербурга.

Это далеко не первое моё посещение живого выступления этой команды (о прошлогоднем концерте в «ЗИЛ Арене» я уже писал); при наличии времени, сам хожу на лайвы Theodor Bastard с удовольствием, и всем всегда их рекомендую, вне зависимости от стилистических предпочтений.

Подробно останавливаться на творческом бэкграунде команды не стану, вместо чего перейду, пожалуй, сразу к впечатлениям о концерте. Вкратце, Theodor Bastard — не просто самобытная группа со своим почерком, но одна из лучших отечественных музыкальных групп в принципе, уверенно покоряющая сердца не только отечественного, но и зарубежного слушателя. На сцене они уже достаточно давно, однако, полагаю, именно в последние годы, в связи с выпуском новых разноплановых релизов и приобретением опыта выступлений, в частности, на зарубежных фестивалях, Theodor Bastard становятся желанными гостями на любой концертной площадке. Конечно, они близки к постиндустриальной и готической субкультуре (в частности, успешно выступают на тематических фестах вроде WGT, в их творчестве в той или иной степени преломляются интуиции Dead Can Dance), однако вписывать их в какие-то рамки — занятие бесполезное и совершенно излишнее.

(Ниже я не гарантирую правильность и полноту узнавания прозвучавших со сцены композиций, равно как не являюсь охотником за сет-листами, о чём заранее прошу прощения у дорогого читателя 😺)

* * *

Подойдя аккурат к самому началу выступления, я был даже несколько шокирован, совершенно не ожидая обнаружить такую толпу народа. Люди заполонили буквально весь клуб, пришлось довольствоваться стоянием чуть ли не возле самого входа в тесноте (отчего и фотографии с такого расстояния вышли не очень, за что также приносим извинения дорогому читателю 😺). Правда же, такого аншлага я не припомню. Но несмотря на связанные с этим неудобства, сей факт, безусловно, воодушевляет, поскольку группа (являющаяся, по моему скромному мнению, гордостью России, без иронии) наконец-то приобрела заслуженную популярность и востребованность у нашего слушателя — я думаю, для музыкантов это огромный мотивирующий фактор. Фёдор Сволочь (сценический псевдоним основателя и фронтмена Александра Старостина) со сцены обмолвился, что площадка клуба 16 Тонн имеет для группы веховое значение, поскольку они когда-то давно начинали московские выступления именно здесь. Однако в этот вечер было понятно со всей очевидностью, что они её давно и серьёзно переросли.

Пока солистки Яны Вевы не видно; зато протяжно, даже где-то скорбно звучит терменвокс под приятную среднетемповую минорную мелодию. В целом, динамичная получилась композиция, с изюминкой в виде специфического звучания терменвокса (вполне себе редкость, нечасто музыканты его используют). На сцене появилась Яна — и зазвучала композиция Алтея с альбома Пустота (2004): вдумчиво, медитативно, с эффектно расставленными акцентами с помощью световой иллюминации. Очень понравилось.

Музыкант с терменвоксом удалился со сцены, зазвучало вокальное соло Яны в сопровождении лиричной мелодии под аккомпанемент клавишных. Пела партия виолончели, местами в мелодию врезалась интересная «деревянная» перкуссия. Показалось, композиция концептуально стилизована подо что-то «народное» (в саунде проскакивало что-то похожее на звучание гуслей). Где-то к середине музыкальное полотно развилось в динамичный приятный рок с какими-то «босса-нова»-аллюзиями — в общем, довольно интересно. Как сказал Фёдор, песня навеяна городом Брянском, деревенским бытом и мировоззрением; вместе с тем, как мне показалось, композиция вышла слишком глубокой и рефлексийной для деревни. 😺

«Корюшка-корюшка сеть оставила», — послышались узнаваемые аллитерации Яны Вевы, — песня Кукушка открылась в сопровождении медитативного, гипнотичного соло виолончели. Перкуссионист отложил идиофоны и неожиданно переключился на варган, звучание которого добавило колориту композиции. Яне здесь помогает женский бэк-вокал. Саунд, я бы сказал, с «балканским» орнаментом, да и в целом, на этом выступлении, концепция саунда более этно-фолковая с электроникой, нежели ро́ковая, тяжёлая (хотя, разумеется, элементы рока используются).

Для исполнения следующей — Белый Город с альбома Vetvi (2015) — музыкант с варганом взял в руки достаточно громоздкий дунчен с гулким протяжным звучанием. Тоже получилась глубокая гипнотичная вещь, с хорошей динамикой, подчеркиваемой световыми эффектами, и удачной поддержкой гитарных риффов. Фёдор, кстати, сказал, что давно её не играли.

Зорька Ясная — задумчивого, но, в целом, наверное, светлого оттенка сначала получилась, полегче (хотя в лирике и отчасти саунде слышны ламентационные нотки); да и свет, как мне показалось, переместился в более тёплый, жёлто- оранжевый спектр. Композиция развилась в «космические» какие-то саундскейпы под танцевальные ритмы со в меру быстрым перкуссионным паттерном и одновременной поддержкой гитарных риффов и электроники. Местами краут-рок даже напомнило, с дополняющим звучанием виолончели в коде.

Далее прозвучала медленная, задумчивая, восточно-этнической концепции композиция. У Фёдора заместо привычной гитары появилась в руках какая-то восточная флейта, Яна поёт странными глоссолалиями (позже уточнила со сцены — это был ацкетский язык), у перкуссиониста в руках — тарелка.

Далее зазвучали знакомые перкуссионные ритмы — композиция Oikoumene с одноимённого альбома (2012). Следом — более «спокойные» этно-трип-хоповые мотивы, сочетающиеся с приятными мягкими ро́ковыми паттернами — композиция Серп с одноимённого прошлогоднего сингла. По динамике всё же больше получился рок.

Незаметно у Яны в руках очутился бубен, а с ним, под подвижные этно-электронные мотивы, рисуется жаркое, какое-то этно-африканское по настроению полотно с пульсирующими танцевальными ритмами. Ближе к коде композиция создавала, как мне показалось, аллюзии на танец дервишей, армированный роковым звучанием. Вокал Яны — в пандан к саунду, пронзительный и острый.

Далее последовали жестковатые вокальные фразы Фёдора на непонятном языке; композиция звучит по-шаманистски, эффект подкрепляло подключение ритуального дунчена и соответствующей вокальной партией Яны.

В начале следующей композиции, как мне показалось, вокал Яны звучал особенно низко, сопровождаемый немного тревожным интро с гулкой перкуссией — в общем, настраивало на что-то такое викинго-скандинавское, суровое. Композиция оказалось среднетемповой, с минорной гармонией и задумчивым настроением, вклад в которое вносили партия виолончели и гулкое электронное остинато. Яне здесь также помогает, помимо Фёдора, бэк-вокалистка. Периодически слышны дружные возгласы «хэй!». Сам Фёдор сообщил, что это была живая премьера песни, которую они долго думали, как интерпретировать для лайва.

Композицию Ветви с упоминавшегося одноимённого альбома (2015) зал узнал даже до характерного трип-хопового начала и приветствовал одобрительными возгласами; довольно лиричная многослойная песня, но мне, что называется, традиционно почему-то «не заходит»: ни студийная версия, ни в лайве. 😺 А здесь, впрочем, изюминка — интересная экспрессивная партия виолончели.

Далее — медленное, отчасти траурное интро под аккомпанемент клавишных; один из тех редких случаев, когда Яна поёт на английском. Развернулась композиция в среднетемповый рок под гулкие басы, слышна партия виолончели. Вокальная партия Фёдора — с «харшинской», тоже на английском. В общем, это кавер на композицию культовой индустриальной группы Coil Love’s Secret Domain — как мне показалось, здесь весьма удачный вокальный контрапункт Фёдора и Яны, и в целом, вполне сочный саунд. Естественно, у Theodor Bastard получилась самобытная интерпретация, оригинал звучит совсем по-иному.

Для исполнения следующей композиции (Yaard с альбома «Ветви») Фёдор взялся за варган, характерный вибрирующий звук которого органично вписался в саунд (не в малой степени роковый), на заднем фоне снова виден дунчен. Световая подсветка сменилась на эффектный красный. Общая атмосфера композиции — торжественная, кульминационная, иногда звучат интересные синкопические ритмы. Хорошая роково-электронная поддержка и эффектный звонкий вокал Яны.

После музыканты под всеобщие громкие аплодисменты и одобрительный свист удалились было со сцены. И разумеется, их просто так никто отпускать не собирался. 😺

Первой на бис прозвучала композиция Takaya Mija с упоминавшегося альбома Oikoumene, ознаменованная игривой ритмичной этно-перкуссией, под которую хочется пританцовывать. Кстати, Яна здесь не только пела, но и иногда играла на флейте. Фёдор мимоходом обронил, что песня, на самом деле, лёгкого, «разгрузочного» характера — во всяком случае, атмосфера уж точно не «грузящая». Кстати, именно под неё, помнится, Theodor Bastard когда-то для пущего эффекта и, видимо, создания той самой расслабленной атмосферы приглашали танцевальный коллектив, и полуобнажённые барышни в блестящих костюмах изображали вместе с группой на сцене что-то типа «танца живота», — сейчас эту практику почему-то забросили. 😺

Следом сыграли Пустоту, которую, по словам фронтмена, группа не исполняла вживую уже давно. Открылась она достаточно тяжёлым сложным интро, звучит протяжный звонкий вокал Яны. Саунд — скорее, ритмичный world music с электронной подложкой, местами несколько в сторону трип-хопа.

Качающимся распевным рефреном у Яны Иду, иду! зазвучала одноимённая песня. Композиция получилась с должной волнообразной динамикой (вполне даже танцевальной), но в то же время по преимуществу с задумчивым настроением, пестуемым минорным звучанием виолончели. Яне здесь помогал бэк-вокал, играющий на ту же общую динамику.

Это была, казалось бы, завершающая концерт композиция, однако зал категорически не хотел отпускать музыкантов, несмотря на позднее время. 😺 В конце концов, им пришлось вернуться, и, я подозреваю, для них самих это стало неожиданностью.

Зал наперебой выкрикивал название песен, которые хотелось бы услышать. А решили Theodor Bastard, к моей радости, завершать своё выступление перед благодарной московской публикой торжественной композицией Будем Жить с альбома Белое: Ловля Злых Зверей (2008), без которой действительно они редко когда обходятся. Открылась она довольно мрачной атмосферой, виолончель звучала как-то особенно тревожно и низко; в целом же, мне показалось, аранжировка вышла на сей раз несколько блёкловатой и невнятной (но всё-таки второй бис, да и я мог уже чего-то уже не расслышать 😺).

Резюме

Концерт оставил прям воодушевляющие впечатления, получился тёплый и душевный. Даже несмотря на огромное количество людей в зале и тесноту, кое-как нашлось немного места «на подвигаться» под ориенталистические ритмы и вообще, что называется, «словить волну», синхронизироваться с завораживающей саундсферой, чего всегда очень ждёшь от выступлений Theodor Bastard. Что интересно, каких-то разговоров, звяканий бокалов и прочих, в общем, ожидаемых посторонних шумов как-то и не замечаешь, несмотря на то что бар там прямо по центру. Публика очень сознательная и культурная, люди старались не отвлекаться сами и не отвлекать других.

Надо сказать, лайвы Theodor Bastard всегда получаются со своей особенной атмосферой и настроением, на чём сказывается не только сет-лист и концертный состав, но также импровозационный момент: композиции в живом исполнении раз от разу выходят «своими». Но всегда гарантировано погружение в гипнотичную творческую вселенную Theodor Bastard — приятное послевкусие, которое долго потом не сходит. И этот вечер не стал исключением.


Запись опубликована в рубрике Концерт, Культура с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.