Концерт Death in Rome в Москве, 09.12.2017

Вчера вечером, 9 декабря, в московском клубе Лес состоялся концерт не совсем обычной неофолк-команды из Германии, Death in Rome. До концерта я не был особо знаком с их творчеством, однако был в курсе, что за свой относительно недолгий покамест творческий путь ребята, что называется, пришли к успеху: например, выпустили полноформатную пластинку Hitparade (2016) на (широко известном в узких кругах 😺) итальянском лейбле Hau Ruck! SPQR, большую часть материала с которой и сыграли. А также успели выступить на позапрошлогоднем готофесте WGT в Лейпциге, что, конечно, в существенной степени добавило им узнаваемости и популярности.

Лично меня перед посещением раздирало, если можно так выразиться, по большей части именно любопытство (подозреваю, у многих присутствовавших имело место примерно то же самое), нежели какое-то, скажем, страстное желание, которое полагается испытывать к кумирам. А делают наши немцы каверы на всеразличные поп-хиты, обрабатывая их в чистой неофолк-стилистике, что само по себе весьма любопытно. Тем более, делают это неплохо. Впрочем, идея как бы лежит на поверхности, и даже странно, что до сего момента таких команд и не появилось. В конце концов, дело дошло до того, что даже условные(!) «попсовики» Ladytron делают кавер на Death in June, что само по себе (помимо того что довольно оригинально) технически вряд ли простая задача, — а уж обратно-то, с «попсы» на неофолк, казалось бы, сам Бог велел. Тем более что неофолк — такой жанр, которым можно «ковырнуть», я думаю, буквально что угодно, и оно подчинится не только его стилистике, но и аккуратненько встроится в логику метастилистическую, — такова уж его всепожирающая художественная планида.

В чём собственно, я убедился на концерте: лично я, не являясь особым фанатом поп-музыки (тем более, специфической, региональной), воспринимал исполняемые со сцены произведения, скорее, не как каверы, а как полноправные самостоятельные произведения. Коими они, собственно, и являются даже чисто юридически (оставляя за скобками тонкий вопрос прямого согласия правообладателей на производство каверов). Впрочем, некоторые оригинальные вещи с удовольствием узнавал.

Будем апеллировать к пространству идей и эстетики. Дело в том, что дарк-фолк/неофолк, вообще говоря, жанр многовекторный и многоплановый, что обеспечено, с одной стороны, многообещающим базовым художественным минимализмом, а с другой, особенностями генезиса во времени и в пространстве — «так получилось». Ну, в самом деле, сейчас это и германский неопаганизм в стиле каких-нибудь Waldteufel, и традиции Русского Севера в переложении Moon Far Away, и перелицовка под гитару и аккордеон скандинавских мотивов в духе Solblot; это и милые изи-листинг-«медиевисты» Faun; и психологические и христианские мотивы в стиле Backworld, и рефлексия над трагедией немецкой истории XX в. в стиле Darkwood, и чистый традиционализм в стиле Changes или Fire+Ice, и, в конце концов, практически чистый постмодернисткий (ну разумеется, был у них и (контр-)модернистский драйв) водоворот всевозможных знаков и символов религии, культуры и политики в стиле Death in June или Current 93 (и… и… и ещё много «и»). А теперь неофолк (ну, «метастилистически») — это ещё и рефлексия над материалом «второго порядка», эстетический нырок (с последующим поглощением и перевариванием) под своего рода «музыкальный планктон», знаки музыкальной поп-культуры. Притом в «постироничном» ключе: с одной стороны, сама идея отдаёт этаким стёбом, однако с другой, жернова неофолк-эстетики переламывают оригинальные референции, придавая произведению «свою» имманентную глубину и объёмность, сглаживая или вообще «множа на ноль» стёбовый эффект, за который поперву можно было зацепиться. Иными словами, подобное можно слушать, вообще не имея понятия, что, на самом деле, играется кавер-версия поп-хита с целью какой-то там эстетической мелочи типа пародии, — это есть, но оно второпланово. (Во всяком случае, я говорю исключительно за себя; как и отмечал, перед концертом релизы команды особо не переслушивал, хотя, конечно, несколько треков мне понравились.)

* * *

Так вот, возвращаясь к концерту. Несмотря на то, что на билете было указано начало в 7 вечера, в клуб начали запускать внезапно лишь к 8. А сами Death in Rome начали своё долгожданное выступление лишь в начале 10-го вечера. Второй момент: не было ни одной «разогревной» команды, — в итоге, пришлось уныло (впрочем, подозреваю, «фор хум хау») дожидаться выступления артистов под какой-то нейтральный эмбиент-фон, что прерывистым гулом разливался из колонок, почитывая телефон.

Постепенно зал наполнялся; что интересно, поклонников творчества команды среди москвичей, как выяснилось явочным порядком, достаточно. Притом публика собралась, в общем, достаточно разношёрстая: как мне показалось, были и студенты, и люди среднего возраста, и готы, и индустриальщики, и просто любопытствующие. Притом многие были парами, и девушек было достаточно, что удивительно. Не поймите меня неправильно: просто я почему-то думал, что подобной музыке всё же должен сопутствовать гендерный окрас, — но паче чаяния, на практике это оказалось немного не так. 😺 Короче говоря, в этом смысле публика порадовала.

Что до саунда, выданного Death in Rome на концерте, то он, конечно, в целом концептуально напоминал Di6; притом, если мыслить в этом ключе, пожалуй, смесь того, что есть на But, What Ends When The Symbols Shatter? (1992), с одной стороны, и Brown Book (1987) и NADA! (1985) — с другой (последние два — с учётом индустриальной компоненты; вспомнил бы ещё ранних Current 93 — да звучат они на ранних пластинках для этого сравнения несколько «шизофренично» и сложновато). Кстати, музыканты (особенно вокалировавший фронтмен с гитарой) внешним видом были явно похожи на Дугласа свет-нашего Пирса, включая даже очки и кепку. 😺 Думаю всё же, было бы наивно полагать, будто бы так вышло совершенно случайно: напротив, скорее всего, музыканты сознательно с пародийной целью стремились нагнетать соответствующие аллюзии (можно обратить внимание хотя бы на эмблему и, естественно, название). Голос вокалиста, правда, на пирсовский не похож — так было бы, пожалуй, ещё рельефней…

Итак, Death in Rome вышли на сцену в составе трио с закрытыми вязаными масками лицами. Зазвучал кратковременный эмбиент с «шаманскими» вокальными сэмплами, после чего послышались гулкие, с чётким ритмическим рисунком, удары в барабаны, свойственные, скорее, не неофолку, а маршиал-индастриалу. Гармония, несмотря на прямо скажем, мрачноватую атмосферу (что как раз в плюс), оказалась светлая, мажорная. Саунд дополнялся электронно-шумовыми эффектами под тяжёлые барабанные биты и довольно мощный вокал.

Через какое-то время вначале послышались гипнотичные немецкоязычные вокальные сэмплы, потом саунд перешёл в уверенный степенный неофолк со значительными индустриальными вкраплениями под ту же гулкую перкуссию, — не знаю, что за композиция, но вышло драйвово.

Сыграли Take On Me — кавер на песню именитых норвежских электропоперов A-ha. Отчётливо слышна партия акустической гитары в стиле Di6; композиция разворачивается в среднетемповом ритме, в мажорной гармонии. Вокал — вроде баритон, звучит уверенно. Многие из числа присутствующих подпевали («take on me… take me on…»).

Далее — Diamonds, оригинальная песня певицы с Барбадоса Rihanna, с запоминающимся рефреном «diamonds in the sky…» Саунд, в общем, принципиальных изменений не претерпевает.

What is Love, в оригинале — немецкого исполнителя Haddaway, одна из кульминационных вещей, кажется; хотелось покачиваться из стороны в сторону. Хотя нет — на эту роль больше подходит вот эта: Rhythm Is A Dancer немецкой электропоп-группы Snap!. Полотно — как бы искусственно растягивающееся, «гуттаперчевое», армированное гулкой перкуссией, — в общем, и интересно, и динамично.

Далее фронтмен выдал что-то в стиле: «We said ‘Destroy’ in black… Moscow!» 😺 Это, разумеется, однозначная отсылка к Di6’овскому She Said Destroy со знакового альбома NADA! (1985). Но со сцены прозвучала не эта песня; композиция просто содержала этот рефрен, который я с удовольствием подхватывал.

Уже ближе к концу выступления (как показалось) фронтмен внезапно запел какую-то приятную минорную мелодию на то ли на сербском, то ли ещё на каком из славянских, аккомпанируя себе практически на одной акустической гитаре. Впрочем, композицией в конце концов оказался внезапно кавер на песню Barbie Girl некогда популярного ВИА Aqua. Сейчас ради интереса переслушивают студийную версию — в интро здесь никакой «славянщины» нет, гм.

Далее — тревожная степенная композиция с эмбиентно-индустриальным полотном, армированным перкуссией. Кстати, тут обратил внимание, что у музыканта за пультом был, судя по всему, терменвокс! который издавал характерные пронзительные звуки, эффектно дополняя звуковую палитру (жаль только, нечасто). Я даже подошёл потом по окончании концерта и рассмотрел это чудо вблизи — думаю, не ошибся. 😺

Kaoma‘вскую Lambada узнал сразу — не только по мелодии, но и по апокалиптическому клипу, живописующему столкновение Земли с планетой Нибиру гигантским шарообразным космическим телом (по-моему, оригинальное кино — от NASA) и который я ранее видел на youtube. Позанудствую и чисто справедливости ради напомню, что в оригинале песня называется вовсе не «Ламбадой», а Llorando se Fue, и исполняет её до сих пор гастролирующая боливийская фолк-группа Los Kjarkas. В общем, композиция получилась у Death in Rome шикарно, очень атмосферно — вот только впечатление оказалось немного подпорчено неподобающим поведением некоторых из числа публики…

На следующей песне был смешанный электронный и гитарный саунд, с гулкой перкуссией, дополнительно усиливаемой и украшаемой ударами по звонким тарелкам.

Музыканты удалились со сцены, но под аплодисменты вышли на бис, чем порадовали публику. Раздалась гулкая перкуссия. В целом, саунд здесь мне показался, пожалуй, скомканным. Такая электронно-гитарная «каша», и вокал фронтмена работал на эту «кашистость», — но тем не менее, в целом вышло достаточно драйвово и динамично.

Сыграли ещё одну песню, вначале сэмплы с французским(?) вокалом. Саунд тоже смешанного типа, тоже, естественно, с мрачноватой атмосферой и тоже армированный перкуссией. Такой степенный неофолк/индастриал, к коде плавно перетёкший в такое спокойное эмбиентное полотно под видеоряд с рябящейся небольшими волнами водной гладью…

Резюме

В целом, мне весьма понравился этот гиг, несмотря на то, что ожидал, вообще говоря, разного (с учётом того, что не являюсь особым почитателем поп-групп, песни которых каверят Death in Rome, да и к неофолку, в целом, успел охладеть). Что касается саунда, то, несмотря на удачные переливы из неофолка в эмбиент/индастриал и местами вроде даже нойз, а также на иногда практически идеальное, я бы сказал, сочетание гитары и электроники, были, во-первых, как мне показались, моменты некой «кашеобразности» (особенно в конце). Во-вторых, такое впечатление, что одной гитары всё же маловато; самой собой просилось, чтобы была поддержка, ну или как вариант — использовать двенадцатиструнную гитару, как делает тот же Дуглас Пирс на концертах. Плюс, лично мне не особо нравится избыток мажорных гармоний (ну а что поделать — оригиналы песен гармонизированы так, как гармонизированы) на фоне не достаточно бойкого ритма и динамики (как то было на некоторых композициях), — мне это кажется скучным. 😺

Отдельно отмечу (со знаком плюс, вестимо) общую мрачноватую атмосферу, а также сопутствующую гулкую, беспощадную маршиальную перкуссию (иногда усиливаемую дисковыми тарелками, местами работающими, кстати, в т.ч. и как «аналог» бар чаймс), создающую не только собственно композиционный ритм, но и задающую эстетический «настрой» слушателя на нужной, так сказать, частоте восприятия, — благодаря чему хотелось пританцовывать и живо внимать выступлению. А также интересный видеоряд, который, насколько я понимаю, не отличался от клипов, выложенных на youtube музыкантами и состоявший из кадров кинохроники, художественных фильмов, всякого «научпопа» и т.д. А в целом, ребята молодцы, выступление получилось насыщенное эмоциями и интеллигентное.


Запись опубликована в рубрике Musike, Концерт, Культура с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.