Концерт L’Ame Immortelle, Москва, 28.10.2016, Stereo Hall

Несколько часов назад в московском клубе «Stereo Hall» отыграл концерт известной австрийской электро-индустриальной команды L’Âme Immortelle.

К сожалению, выступление «разогревных» команд я не застал, однако мне довелось услышать заключительный кусочек выступления второй команды (кажется, они именуются Eden); и, исходя из наблюдаемого, лично мне не показалась особенно притягательной ни концепция (этакое «метал со скрипкой и женским вокалом» — но тут, впрочем, «личное»: я метал и связанную с ним давно уже сложившуюся и формализованную до тошноты атрибутику типа «козы», «патлотрясения», культа электрогитар, «барабанщика-бога», специфической манеры вокала и т.д 😺 перевариваю откровенно так себе, за редкими исключениями), ни качество выдаваемого со сцены звучания (вот здесь немножко насторожило и заставило усомниться не столько в музыкантах, сколько в звукорежиссёрах — и как оказалось в дальнейшем, опасения были не напрасны). В общем, особо вслушиваться в творчество этой команды не стал, даже из солидарности к соотечественникам (хотя, надо признать, музыканты выглядели довольно культурно, достаточно симпатично и, в целом, старались, но вокал был слышен, по-моему, совсем никудышно), вместо чего переключил внимание на какое-то крафтовое пиво из местного бара, которое оказалось на удивление хорошим. 😺

…Тем временем, народу подтягивалось, а хэдлайнеры запаздывали. Вообще, в Москве L’Âme Immortelle выступают не в первый раз, но отыгравшее шоу — «юбилейное» и было приурочено к 20-летию творческой активности группы. И действительно, в теперь уже далёком 1996 г. усилиями самих музыкантов вышел мини-альбом Lieder Die Wie Wunden Bluten, на котором, кстати, впервые прозвучала одна из самых узнаваемых композиций проекта, лиричная Life Will Never Be The Same Again, коей наконец-то, под бурные аплодисменты собравшихся, появившиеся на сцене музыканты открыли своё выступление.

Наверное, было бы банальностью и даже вульгарностью писать о том (тем более, и без меня это уже сто раз отмечали), что оба участника проекта (Соня Краусхофер и Томас Райнер) внешне давно уже не совсем те, что их обычно отрисовывают на афишах, с их образов 90-х или начала 2000-х (Соня, например, выглядит как классическая оперная певица или «кустодиевская барышня» 😺) — но извините, проект вживую самолично я всё же вижу впервые 😺. Однако при этом оба, что называется, «пышут энергией» и прекрасно умеют работать с публикой. Играли они, впрочем, не вдвоём, а в составе квартета: подвижный участник за пультом и ноутбуком (кстати, отметил для себя игру этого музыканта на интересном портативном синтезаторе с тачскрином в одной проникновенной композиции, когда Томас удалился закусисы и Соня солировала — но к сожалению, тут придётся ещё раз кивнуть на звукорежиссуру…); ударник и собственно Соня, достаточно артистичная, c Томасом, который то пел, то манерно передвигался по сцене, периодически поживая руки поклонникам в первых рядах, то стоял за синтезатором, то удалялся за кулисы.

Лично я всегда ценил L’Ame Immortelle за сочетание мелодизма электронного звучания, «тёмной атмосферы» и «трагично-романтической» тематики, развиваемую «гендерно полярным» дуэтом Томаса и Сони и красной нитью проходившей от релиза к релизу. В общем, популярность проекта вполне заслуженная, это в хорошем смысле слова «готическая попса». Пускай саунд, насколько я помню, никогда не был там по преимуществу плотным (в стиле атмосферного дарк-электро, хотя и такие композиции, безусловно, рассыпаны по дискографии — как вот, скажем, Redemption) или излишне «навороченным» (как, скажем, в IDM-стилистике). Вкупе с местами «харшевым» вокалом Томаса и довольно сильным меццо-сопрано Сони концепция кажется завершённой и узнаваемой. Но к сожалению, на выступлении, как мне показалось, электронные биты и сэмплы выглядели несколько затушёванными и смазанными на фоне громкого «плоского» звука (иногда ощущаемого как гул), и в итоге, во многом звучало как-то кашеобразно, что сбило существенную часть очарования. Например, одна из некогда самых моих любимых композиций L’Ame Immortelle, которой, помнится, я некогда заслушивался, Changes, где в оригинале как раз «не-харшевому» мужскому вокалу аккомпанируют мелодичные электронные биты, вживую вышла, увы, смазанно и блёкло (довеском, Томас с вокалом, видимо, немного промахивался 😺). Но я, впрочем, был очень рад, что музыканты эту композицию не забыли.

Но зато вокал Сони порадовал, и я думаю, он во многом и «вытянул на буксире» выступление. Притом речь не об «оперности» или «поставленности», а скорее, о интонациях, харизме и соответствии, так сказать, духу концепции. В итоге, как мне показалось, по большей части хорошо слушались «жёсткие» композиции по преимуществу с ранних альбомов, не те, где Томас солирует, а те, где, по крайней мере, Томас с Соней пели дуэтом или вокальным контрапунктом — скажем, как на Gefallen или на жестковатой и динамичной, совершенно замечательной Love Is Lost (это из совсем старого, но тем не менее до сих пор прекрасно слушающегося материала, …In Einer Zukunft Aus Tränen Und Stahl, 1998). Или те, где Соня солировала: например, запомнилась Judgement (эта композиция «постарше», в первый раз появилась на работе 2001 г., Dann Habe Ich Umsonst). И публика здесь достаточно тепло реагировала.

А из новых вещей играли, например, Eye Of The Storm (с последнего на сегодняшний момент полноформатника Drahtseilakt, 2014). Хоть за современным творчеством проекта я слежу «вполпригляда» (и это в лучшем случае; может, и не зря — по слухам, новые работы не так интересны 😺), как-то, впрочем, доводилось натыкаться на очень неплохую композицию Banish (с альбома Momente, 2012), где они поют дуэтом в старом стиле — но к сожалению, не обратил внимания, играли ли они её.

Порадовала «визуальная составляющая», остались исключительно положительные впечатления от продемонстрированного шоу (большего и не требовалось, остальное, думаю, было бы излишним пафосом), очень понравилось световое решение. Также отмечу продуманный подход к реквизитам и костюмам: Соня, например, раза три, не меньше, за время выступления меняла костюм. 😺 Стоит ещё отметить «живость» и активную работу с публикой всех участников L’Ame Immortelle, но в большей степени это относится, конечно, к Томасу (впрочем, в формате другого своего проекта, Nachtmahr, такое впечатление, что в этом смысле он раскрывается больше).

Естественно, музыканты отыграли несколько композиций на бис, мне запомнилась (потому что Томас объявил её название — а так это композиция из поздних работ проекта, к которым у меня не сказать чтоб лежала душа и чтобы я их сходу узнавал 😺) Requiem. Если я правильно запомнил и расслышал, Томас предварил её исполнение тем, что сказал со сцены, что тема смерти также затрагивается в творчестве — и тут бы сделать ремарку: по контрасту с этим название проекта, в общем, оптимистичное. 😺

Резюме

В целом, выступлением я остался доволен: под световое и костюмированное шоу с нескучными достаточно подвижными участниками исполнялись как старые хиты, воспринимаемые мною особенно тепло, так и новый материал. Но пожалуй, к звукорежиссуре и качеству выдаваемого в зал звука организаторам, музыкантам и прочим ответственным лицам следовало бы подойти более основательно.

Я, кстати, думал, что Томас Райнер практически всецело (или около того) сосредоточился на своём зажигательном электро-индустриальном проекте с милитари-тематикой Nachtmahr, по-своему неплохом (вживую шоу смотреть одно удовольствие), но был приятно удивлён — оказывается, L’Ame Immortelle никуда не сворачивается и продолжает радовать поклонников.


Запись опубликована в рубрике Концерт с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.