«Неправильное» сочувствие к животным

В предыдущем посте я попытался обратить внимание дорогих читателей моего блога на социологию «россиянства», почему насаждаемый «менталитет» мешает людям проявлять сочувствие к согражданам. Психологическую подоплёку «россиянского менталитета» в своё время хорошо препарировала психолог Людмила Петрановская в своей статье «Почему мы такие злые?«. Получается, что помимо того что он блочит человеческие реакции типа эмпатии, обращённые к согражданам, этот выкристаллизовавшийся из-за «неправильной» агрессии «россиянский менталитет» мешает людям эффективно добиваться целей и коллективно отстаивать свои права — и речь тут не только о политике.

Но вместе с тем, философы и психологи, прекрасно показывая работу этого «внезапно» выгодного власти ментального шаблона по «канализации» агрессии в «нужное» русло, к.м.к., забывают про ещё одну функцию «россиянского менталитета»: работу по «канализации» этих самых эмпатийных чувств и заботы. Ну в самом деле, каким бы ни был сильным «стокгольмский синдром», любить (любить, сочувствовать) власти объективно тяжело — потому что власть и должностные лица, какими бы те ни были, это не объект любви и сочувствия просто по определению. И с другой стороны, людям вообще свойственно проявлять нежные и заботливые чувства друг ко другу в силу их антропологической и социальной природы.

Так вот, один из таких (очень сильных) векторов проявления указанных чувств — это отношения по линии «родитель — ребёнок». Но здесь мы видим, что этот путь в ряде случаев оказывается запрещён: любой здравомыслящий человек понимает, что ребёнку нужно, как минимум, должное материальное обеспечение, защита и психологический комфорт самих родителей. Но если у родителей нет, скажем, собственного жилья и должного уровня материального достатка, то и им самим, и ребёнку будет тяжело. Или посмотрим шире: потенциальных родителей может отпугнуть политическая нестабильность, тот самый поганый «россиянский менталитет» сограждан, заставляющий пребывать в состоянии перманентного стресса, активное насаждение мигрантов из неблагополучных стран, преступность, незащищённость со стороны государства, произвол правоохранительных органов и т.п. и т.д.

Короче говоря, существует определённое количество объективных факторов, заставляющих потенциальных родителей воздерживаться от идеи завести ребёнка в РФ — т.е., «минус один» канал проявления заботы. И что же тогда остаётся? Совершенно верно: животные!

Тут необходимо отметить, что проявление заботы о животных — это отнюдь не нечто само по себе неприемлемое (а очень даже наоборот), однако в тех условиях, что я обрисовал, животные являются этаким «урезанным» фальшь-каналом проявления эмпатийных чувств — т.е. животные в РФ заменяют людям ту гамму чувств, которую они должны испытывать друг ко другу (я, кстати, запомнил, как одна женщина из очереди на почте обращалась к своей собаке «доча»). Многие, наверное, сталкивались с тем, что некоторые любители (в особенности, любительницы) собачек и кошечек пышут подчас лютой ненавистью к людям и грубейшим образом поступаются их интересами: например, выгуливают собак опасных пород без поводка и намордника в присутствии детей. И снова следует обратить внимание на то, что такое положение дел «случайным» образом оказывается выгодно властям, по «глупости» закрывающим глаза на проблему содержания домашних животных: на неправильный выгул животного полиция обычно не реагирует, опасные породы законодательно не запрещаются (как то сделано в любой европейской стране и США), собачьи экскременты владельцами не убираются (хотя за это, например, положен штраф по московскому КоАП).

Иными словами, я хочу сказать, что в проявлении заботы, эмпатии существует что-то типа «пирамиды Маслоу»: в идеале, сперва мы проявляем всю полноту заботы к нашим близким, нашим согражданам, а потом и только потом — к животным. Это признак здорового общества. А в РФ получается, что вся эмпатия достаётся животным, тогда как согражданам — стресс и отсутствие внимания друг друга.

Стресс, кстати, усугубляется ещё и тем, что в РФ вместо того чтобы заняться проблемой всерьёз, положено любить не только домашних, но и бродячих животных (собак), что для европейца выглядит совершенной дикостью. Например, лично мне приходится отказываться от некоторых пеших маршрутов из-за того, что эти места облюбовали бродячие собаки. Такое впечатление, что в наших условиях бродячих собак надо просто отстреливать за государственный счёт ввиду их реальной опасности, потому что остальные методы оказываются неэффективными. Но само собой, каждый раз к вящей радости властей (потому что «собачий террор» поддерживает те самые стресс и беспомощную агрессию, которые граждане стравливают друг на друга) подымается вой любителей проявлять эмпатийные чувства к животным.

Именно поэтому каждый раз, когда я вижу у какой-нибудь милой барышни на «стене» в каком-нибудь ВК бесконечные репосты о помощи бездомным котикам и пёсикам, у меня возникает вопрос: проявляет ли эта особа чувства к людям? А какие? Я, кстати, недавно обратил внимание, что на «стене» у одной моей одноклассницы бездомные собаки стали появляться заметно реже — а ведь раньше её страница буквально пестрила этими репостами. Причина тривиальна — теперь все нежные чувства она дарит родившемуся ребёнку. 😺


Запись опубликована в рубрике Parerga and Paralipomena, психология, социология, философия с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.