По остывшему следу: Derniere Volonte


Одна из лучших песен Dernière Volonté — Au Travers des Lauriers

Кстати, я в очередной раз удивился (глянув в фейсбук одного такого), что наши философы котируют Dernière Volonté. И вот где-то с неделю ленностно пытаюсь освежить воспоминания. Ну а чего, хорошая же группа.

Я уже давно перестал специально следить за ними, хотя когда-то было, как глоток свежего воздуха. Вместе с тем, Дерньер Волонте для меня особо не выбивались из контекста многогранного (в т.ч. организаторского) таланта маэстро Юлиуса (Albin Julius, прекрасно известный поклонникам «постиндустриальной» музыки австриец — основатель музыкальных проектов TMLHBAC и Der Blutharsch, а также «карманных» лейблов-матрёшек WKN и Hau Ruck!). Издавались они всегда (ну, почти) на юлиусовском Hau Ruck! — т.е. невозможно было вот это всё отделить: резидентов Hau Ruck!, Юлиуса и Дер Блютхарш; оно как-то сплошным единым целым воспринималось. Тем более что Дер Блютхарш, кажется, с 2004 г. уже вовсю экспериментировал со стилем, сам отойдя от классического маршиал-индастриала. Хотя, конечно, исторически на Hau Ruck! издавались стилистически разные группы и проекты, начиная от, скажем, дарк-фолкеров Changes и Varunna и заканчивая какими-нибудь экспериментаторами типа Novy Svet и Mushroom’s Patience; и если последние два проекта, например, на Дер Блютхарш походят мало, то вот Дерньер, пожалуй, их раннее творчество чем-то напоминали (даже совместная работа была). Кстати, совершенно прекрасный Бэн Вольфкинд (Bain Wolfkind), издающийся там же, сильно напоминает «обновлённых» Der Blutharsch (неудивительно — он же сам их участник 🙂 ). Короче, все они «скованные одной цепью», и в чём-то да и пересекаются, особенно на фоне экспериментов со стилем и звучанием.

Так вот, для меня даже особой роли не играло, что Derniere Volonte изобрели якобы новый жанр «милитари поп», поскольку, повторюсь, в контексте активно ударившегося в экспериментаторство Юлиуса и всей этой дружной дарк-фолк/маршиал-«богемы» подобное воспринималось в порядке вещей. Однако в какой-то момент итальянцам — друзьям Юлиуса, коих было много и все они весьма талантливые, стало тесно, и специально под них был организован лейбл Hau Ruck! SPQR (ну, наиболее известные резиденты: мои любимые Calle Della Morte, Recondita Stirpe, Egida Aurea). А вот с французами как-то не вышло, Дерньер в этом смысле выбивались из «калашного ряда». А собственный почерк у них, разумеется, всегда был — да вот уже хотя бы французская лирика, сама по себе необычная на фоне рядовых релизов лейбла. И даже вспоминать особо не пришлось, с какой именно песней у меня больше всего, пожалуй, ассоциировались Derniere Volonte: это Coeur de Légionnaire с альбома Commemoration (2004).

Вообще, впервые я их услышал лет 8, что ли, назад, когда (узнав об их существовании из обсуждения на rgp-forum.ru, тогда ещё «без чёрточки») попросил одногруппника — обладателя широкополосного интернета выкачать из интернета, что найдется. Он и нашёл, только совершенно не оценил. А вот я — напротив, оценил по достоинству, и впоследствии заслушал до дыр. Сразу из песен в фавориты выбились Coeur de Légionnaire, Au Travers des Lauriers, Mon Mercenaire, Le Poison и поселились в моём плеере надолго, вместе с популярными тогда группами Triarii и Von Thronstahl, играющими в маршиал-стилистике. У меня с ними связана забавная история. Дело было примерно в то же время, в новогодние праздники. Не помню, по какому конкретно случаю, но приятель пригласил меня что-то отметить (возможно, эти самые праздники, хотя я не уверен). Отмечание сопровождалось выпиванием водки (видимо, за неимением чего-то более достойного), которую я обычно на дух не переношу, но отказаться вроде как и неудобно. Так вот, наотмечались как-то довольно сильно, в таком виде пришлось идти домой. И вот я прекрасно помню эту склизло хлюпающую погоду, ночь, мутные жижи грязи под ногами, противный мокрый снег, брызги света фар от проезжающих мимо машин в лицо, пространство всё плывёт, и в плееере на всю громкость торжественной грустью звучат Derniere Volonte и Triarii. И вот тогда я испытал что-то типа дереализации, только сопровождающейся не паникой и резкой дисфорией, а напротив, крутым душевным подъёмом. 😺 Вдруг почувствовал себя этаким Легионером (это слово я мог однозначно разобрать из названия песни Coeur de Légionnaire), бойцом не пойми какого фронта, не пойми как вброшенным в эту вот довольно противную, но предсказуемую и податливую реальность, в которую надо как-то встроиться и которую надо вроде как пытаться «менять». Ну т.е. нести что-то типа высокого бремени ответственности чуть ли не за всё происходящее разом. Тем приятней было с весёлым азартом топтать при быстрой ходьбе эту грязь по щиколотку, разбрызгивая на плащ и джинсы. 😺

Ну а потом следить за их творчеством я как-то перестал (во всяком случае, специально), вдоволь наслушавшись. У меня даже из памяти вышибло, что всего каких-то три года назад я же, ни кто другой, вот этими же собственными пальцами комментировал на просторах сети их новый альбом вот так:

Цитата:

Кстати, сейчас Дернье Волонте новый как раз начинаю слушать — прямо праздник…

Цитата:

Derniere Volonte — Le Quai De La Gare

Супер песня. Выглядит в целом «карамельно»: степенные низкие синты, лёгкая фигурная перкуссия, приятный мужской французский вокал. Кстати, кажись, уже куда более причёсанный: если на предыдущих работах иногда слышны всякие не совсем уместные кратковременные гугнивости и гнусавости, то здесь (я про Мon Meilleur Ennemi) в целом всё гладко, явные шероховатости подчищены.

Однако сейчас, с кондачка я даже не смог сразу вспомнить, о чём вообще речь и что за «новый» (речь, конечно, о Mon Meilleur Ennemi, вышедшем в 2012 г.) альбом, совсем. Сошло, как наваждение. А потому что духа прежних Дерньер там не осталось, несмотря на помянутый исполнительский прогресс с вокалом. Нет уж, мне бы лучше вернуть «гугнивости и гнусавости», но только с той маршиальным романтикой, чем прилизанный «карамельный саунд», в котором они окончательно растворились. И ведь зачем? Они же специально создали сайд-проект (отличный, кстати) Position Parallele, где оставили слушателю возможность вволю насладиться именно этой эстетикой в minimal-synth-обёртке. Так что далеко не случайно, что я тогда только Le Quai De La Gare и отметил — хоть чем-то (правда, довольно-таки отдалённо) напоминают то, чего я ждал. А в принципе, какая разница музыкантам, что думает о них тот или иной слушатель. Тем более, я рад, что они развиваются в логике того, что им потребно самим, не оборачиваясь на какие-то там вкусы сферических слушателей в вакууме. 😺

Так что конкретно сейчас, данный момент если зафиксировать, в сухом остатке от Дерньер Волонте у меня только Coeur de Légionnaire осталась, да и ещё тройка песен.

А вот на втором месте — Au Travers des Lauriers. Мелодия мне всегда нравилась, а после недавнего знакомства с тестом песни нравится ещё больше. Именно её пытаюсь напевать последнее время практически везде, даром что французского не знаю от слова «совсем». 😺 Но хоть как-то моё знание обогатила. Самое прикольное, в тексте фигурируют пажи, какие-то дамы, павший в бою герцог — в общем, скорее, что-то этакое от романов Дюма, нежели от суровой маршиально-индустриальной эстетики. И неудивительно: дело в том, что это их вариант французской народной песни Marlbrough s’en va-t-en guerre («Мальбрук в поход собрался»). Вот, кстати, перевод. Видно, что переводчица старалась.

Цитата:

Au Travers des Lauriers

Il s’en va t’en guerre, ne sait quand reviendra
Il reviendra à Pâques ou à la Trinité
La Trinité se passe mais il ne revient pas
Elle, à sa tour monte, si haut qu’elle peut monter
Elle aperçoit son page tout de noir habillé
Beau page, ô mon beau page, quelles nouvells apportez?
Elle aperçoit son page tout de noir habillé
Beau page, ô mon beau page, quelles nouvells apportez?

Aux nouvelles que j’apporte, vos beaux yeux vont pleurer
Quittes vos habits roses et vos satins brochés
Il est mort Madame, mort et enterré
J’l’ai vu porter en terre par quatre z’officiers
L’un tenait son grand sabre l’autre son bouclier
L’un tenait sa cuirasse l’autre son destrier
Alentour de sa tombe romarin l’on plantait
Sur la plus haute branche un rossignol chantait
On vit voler son âme au travers des lauriers
Chacun mit ventre à terre et puis se relevait

Pour chanter les victoires qu’il remportait,
La cérémonie faite, chacun s’en fut couché…

Цитата:

Сквозь лавры

Он отправляется на войну, не зная, когда вернётся,
Он вернётся к Пасхе или к Троице1
Троица прошла, а его всё нет.
Она поднимается на свою башню, как можно выше
И видит своего пажа, облачённого во всё чёрное.
Милый паж, о мой милый паж, какие же новости вы принесли?

От новостей, мною принесённых, истогнут слёзы ваши прекрасные очи
Сбросьте же свои розовые одежды и расшитый атлас
Он мёртв, сударыня, мёртв и погребён.
Я видел, как четверо офицеров предали его земле.
Один держал его саблю, другой — его щит,
Один держал его доспехи, другой — боевого коня.
Мы посадили розмарин на его могиле,
И на самой высокой из ветвей пел соловей.
Мы видели его душу, летящую сквозь лавры,
Каждый припал чревом к земле, затем мы поднялись

Чтобы воспеть победы, одержанные им,
Окончив церемонию, все вновь опустились наземь…

1. à Pâques ou à la Trinité — букв. «к Пасхе или к Троице» — идиома, примерно соответствующая выражению «после дождичка в четверг», т.е. никогда.

Единственное, не понял, зачем нужно «припадать чревом к земле»? 😺


Запись опубликована в рубрике essai, Musike, Parerga and Paralipomena с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.