Rasputeen — Zuruck Aus Der Kyrokammer

Талантливый и довольно известный на постиндустриальной (и далеко не только немецкой) сцене музыкант Philipp Münch в прошлом году был особенно плодотворен. Помимо сольника (который я пока не слушал) и альбома The Rorschach Garden (о котором, кстати, можно почитать здесь), его усилиями была выпущена ещё одна работа, Zuruck Aus Der Kyrokammer — на сей раз за авторством ещё одного (правда, малоизвестного) его проекта, молчавшего 6 лет, — Rasputeen. Что я прямо сейчас и слушаю. И пожалуй, не сильно ошибусь, если скажу, что это одна из лучших вещей, которую я слышал за последнее время.

Rasputeen — это с виду забавный проект, существующий, говоря советским философским языком, в жанре навроде бахтинского «карнавализма» или «площадно-смеховой культуры» (тем более, проект не сугубо студийный — они вполне себе выступают на различного рода площадках). Забавный насквозь. Начать хотя бы с названия: ведь сама фигура «старца» — «lover of the Russian Queen» с культурологической (а тем паче, исторической) т.зр. совершенно комична. Вплоть до того, что дело доходит даже до выставок «гигантского» полового органа, якобы принадлежащего «тому самому» Распутину.

Так вот, возможно, до Zuruck Aus Der Kyrokammer эстетику Rasputeen и можно было воспринимать исключительно в качестве этакой рефлексирующей насмешки. Но во время прослушивания этой новой работы для себя я дал немного другой ответ на вопрос, что же такое нам показывают Rasputeen. Разумеется, не отметая полностью того понимания. Пожалуй, что с «содержательной», что с технико-музыкальной т.зр. — перед нами нечто вроде хитрого отражения The Rorschach Garden, но только не в «обычном», а в кривом зеркале. А что ж это за зеркало? Если на TRG Мюнх достаточно серьёзен и искренен (можно даже сказать, наивен), то в Rasputeen можно позволить себе, во-первых, загнать эту искренность под спуд толстого слоя «юморной» рефлексии. Кроме того, можно хорошенько поэкспериментировать со звучанием. Ну, скажем, вы представляете себе TRG, где аккурат посередине альбома вклинивается ритм-нойзовый саунд (Wie Die Geier) или вообще чистый нойз (Blumen Giessen Vergessen)? А вот для Rasputeen это весьма типично, и не выглядит каким-то неуместным «камнем в ботинке» (хотя, признаюсь, нойз я как-то не очень). Всю наивную меланхолию запросто можно отбросить, натянув на себя клоунский колпак (в данном случае, мусорный пакет) арлекина. Как это происходит на концертах, можно посмотреть, например, вот здесь:

Вот эти пляски с фигуркой забавной зелёной зверушки (кстати, не из мусорного ли пакета игрушка?), а также «кухонно-бигудишная» эстетика — это как раз творческая «контаминация» разного рода бытовых ситуаций, попытка эстетического «подкопа» под «бытовуху», с которой сталкиваешься ежедневно. Это важная вещь: пожалуй, не стоит сюда с умным видом примешивать «дадаизм» и прочий «сюрреализм». Эти течения возникли в качестве «посттравматической» реакции на тяжелейшие события начала XX в., в конце концов ввергшие страны Европы в политический, социальный и гуманитарный кризис. Т.е. для нашего случая эта оптика слишком громоздка, что-то типа «из пушки по воробьям». Да и вообще, сейчас всамделишный сюрреализм вряд ли возможен, потому что он будет не чем иным, как тем же самым «реализмом», попросту его «переварившим» и поставившим на полочку рядом с остальными такими же «протестными» жанровыми течениями. «Писсуар, говорите? А, было уже — вон там, второй ряд слева, после картин Никаса Сафронова.» Также можно блезиру ради придумать себе якобы подавляющее живую волю «постиндустриальное общество» с его «роботизацией», «патриархат» и прочие такие «сложные концепты», и использовать их в качестве этаких искусственных «цензоров» для пущей «сублимации духа». Но прикол в том, что теперь (или покамест?) между поп- и индастриал-культурой нет никакой разницы, разве что в стилистических деталях (я беру мировую, а не россиянскую культуру, разумеется) — все они «сублимируют» примерно одинаково. И мне кажется, Мюнх на самом деле это всё прекрасно понимает. А потому прежде всего выражает то, что интересно лично ему, в удобном ему формате (в частности, секвенсорами и аналоговыми синтезаторами) и с чем он сталкивается лично, — в общем, то, как он сам «чувствует вещи». Этим его творчество мне и импонирует.

Так вот, если в TRG его интересуют какие-то трогательные вещи, хрупкие отношения между людьми, технологии, какая-то человеческая теплота — но впрямую, как они есть; то здесь, в Rasputeen, эти вещи преломляются в «кривом зеркале». Давайте «сквозь слова», сквозь музыкальный текст, попробуем посмотреть, что же пытается отразить в этом «зеркале» Мюнх.

Посмотрите клип Schweinerei:

Что, разве не искренне? Искренне. Только TRGшная искренность и теплота, словно плотными тучами, закрываются какими-то болезненными психологическими рефлексиями. Да и в остальных треках, в общем, ситуация примерно та же. Та же тема технологий; или же, скажем, тема отношений (вот, скажем, название трека Manner Und Frauen, т.е. «мужчина и женщина»). То тут то там возникают какие-то болезненные коллизии (скажем, слова «alles is gut» в этой песне поются таким образом, что явно подозреваешь, что ни черта здесь не «гут»), притом, у меня складывает впечатление, что не особо-то и смешные. Даже, как мне показалось, проскальзывают элементы какого-то самобичевания («Ich kleiner Bastard, Ich kleiner schwein…»), завёрнутого иногда в «легкомысленный» «юмор». Т.е. повсюду на Zuruck Aus Der Kyrokammer рассыпан сплошной самобичующий «швайнерайн». Короче, никакого пошлого кривлянья «под сюрреализм» тут нет — всё, в общем, достаточно серьёзно. Просто TRG — не вполне подобающий формат для выражения подобного настроения, а вот Rasputeen — вполне. Вот и всё.

Кстати, очень забавно, по запросу по названию одного из лучших треков альбома, Süsse Sonne (кручу на репите), Гугл вам выдаст картинки улыбающегося и подмигивающего солнца — а звучит-то трек как? Что там вещается-то трагичным баском под электронный аккомпанемент с нарочито «цирковыми» интонациями? Про «весёлость» ли, юмор, в самом деле? Да само употребление в лирике таких слов, как «государство», «контроль» и «полицай», как-то резко настраивает на определённый, скажем так, несолнечный, лад.

С т.зр. музыки, как я уже говорил, стиль здесь сильно не однороден: чересполосица «экспериментального» EBM-а а-ля Cabaret Voltaire (кстати, местами даже сам почерк сильно напоминает творчество именитых британцев), нойза, павер-нойза (это явно от Synapscape), просто «техно» (классная Die Nacht Sendet Ihre Signale) и, конечно же, тёплого лампового «минимал электро», свойственного TRG. И вот последнего, пожалуй, на Zuruck Aus Der Kyrokammer больше всего, и оно выбрано в качестве закладного камня альбома (с поправкой разве что на «развязывание рук» для более свободного экспериментаторства). Вот, скажем, Katzenmusik — совершеннейшая же прелесть, в мозгу сразу рисуется TRGшный Flow Of Life или совершенно бесподобный The Irony of Progress. Далее, весьма заметны эксперименты с вокалом: если на TRG поётся «чистым» голосом, то здесь вполне можно иногда, без ущерба для канвы, поддать дисторшна. Плюс лирика вся на немецком (это вообще фишка Rasputeen), что, на мой взгляд, лишний раз подчёркивает очень личное (тем более, ещё одним участником является его собственная жена) отношение Мюнха к этому своему проекту.

Короче говоря, лично я проникся. Никакой поверхностной «игры ума» или пошлого кривлянья я здесь не вижу: напротив, очень личная, очень искренняя работа; да и с музыкальной т.зр. очень близка к The Rorschach Garden, к коим я отношусь с нескрываемой симпатией. Притом досадный парадокс: TRG в этом, 2015 г., выпустили на Ant-Zen совместно с Moata Omen полностью нойзово-индустриальную работу (по беглому прослушиванию). Как будто снова на дворе 1995 г. Вот этого совсем не понимаю.


Запись опубликована в рубрике Musike с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.