Немного о Валентине Распутине

Новостные ленты принесли: скончался Валентин Григорьевич Распутин. Известный писатель, к настоящему времени уже успевший стать классиком. Поскольку я человек в этом смысле в меру ленивый и вообще в последнее время читаю художественную литературу не так часто, каюсь, ничего из его творчества так и не нашёл времени и возможности прочесть. Однако, я прекрасно помню, что в своё время шум наделала повесть «Дочь Ивана, мать Ивана» (2003 г.). Не столько художественными достоинствами (впрочем, если верить критикам, они там есть, но речь не о том), сколько смелым по нашим скорбным временам сюжетом: фабула разворачивается вокруг изнасилования героини рыночным торговцем с Кавказа. Кажется, это был азербайджанец. Что характерно, в повести показано и коррумпирование следствия этим самым кавказцем, которое и вылилось в драматичную развязку.

Кому-то такой сюжет может показаться слишком смелым и несколько конфузным. Но по-моему, это называется реализм. Подобные громкие случаи «в реале» мы воочию наблюдали (притом неоднократно) многими годами позже (даже в устойчивый оборот вошло понятие «этнопреступность»), так что задним числом Распутину можно было бы приписать провидческий талант, но на самом деле, речь лишь о чуткости к восприятию нашей социальной реальности, то, что после отливается в художественные формы.

Вот я и думаю, коль уж выдался такой печальный повод, возможно, стоит потихоньку начать самоликбез. «Дочь Ивана, мать Ивана» — это всё-таки не основное произведение. Может, кто знаком с творчеством Распутина не в пример лучше моего? Если так, с какого произведения стоит начать знакомство, чтобы о его творчестве сложить правильную картинку? С учётом того, чтобы прочесть по минимуму, потому как с упоением осиливать длинные художественные тексты — немного не моё? ((-: Имеет ли в данном случае вообще смысл придерживаться хронологии?

{upd}

Небезынтересная т.зр. Дм. Галковского о В. Распутине. Кстати, упомянутыми «Уроками французского«, помню, за какой-то надобностью нас пичкали у школе (и по-моему, даже младшей); и, насколько я помню, мне вполне понравился сюжет, и даже некоторые детали романа почему-то отложились в памяти (например, про то, как учительница «не разжимала полностью длинных пальцев» во время игры на деньги, подыгрывая голодному и нищему школьнику из деревни). Короче говоря, в качестве внеклассного чтива для школьников — роман вполне себе, впечатляет, художественная прорисовка не сказать чтоб совсем бедная.

Вместо призывов к консолидации вокруг русских как государствообразующего народа и к интеграции самих русских в единую нацию, раздался беспомощный писк Распутина, Залыгина и Ко об отделении России от СССР. Да и РСФСР. А в 1991 году эти люди только немощно шамкали беззубыми ртами, когда местные националисты от Вильнюса до Душанбе брали власть.

Именно для этой функции бездарных ничтожеств и продвигали все 70 лет СССР. РОстили, холили, пичкали питательными клизмами, украшали побрякушками. Кого? Выживших из ума деревенских пердунов.

С этой же целью культ русских графоманов поддерживается властями РФ, чему недавнее свидетельство недавние похороны бесцветного и скучного чиновника от литературы Валентина Распутина.

Распутин, в общем, ничего не написал. Единственное читабельное его произведение – рассказ «Урок французского». Точнее смотрибельное – есть неплохая экранизация.

То, что экранизировали, вообще-то рассказом назвать нельзя. Это очерк, причём очерк не то что не писателя, а человека слабопишущего. Не говорю о стилистических красотах и композиции, там нет элементарной внятности повествования.

Напомню сюжет. Деревенский мальчик после войны попадает в райцентр к тётке, чтобы учиться в городской школе. Мать из деревни присылает ему посылки. Тётка его не кормит, а посылки воруют тёткины дети. Мальчик решает играть на деньги в расшиши, чтобы покупать себе молоко. Играет хорошо, молоко пьёт, но дети, озлобленные проигрышами, его избивают. Учительница французского это видит и пытается мальчика подкормить. Гордый мальчик отказывается. Тогда она играет с ним на деньги и специально проигрывает. Директор школы узнает об игре, её увольняет. Учительница уезжает к себе домой в другой город и присылает оттуда мальчику продуктовую посылку.

Дело не в том, что рассказ нравоучителен и сентиментален – для детской литературы это ничего. Дело и не в явной, можно даже сказать, удивительной неправде рассказа, вроде бы являющегося простым изложением давних событий – вплоть до фамилий и совершенно несущественных обстоятельств действия.

(Например, никакой мальчик никогда никакого молока покупать не будет. Он накупит леденцов и колбасы, или если совсем голодно – сытного хлеба.)

Дело в том, что Распутин не может рассказать истории. Например, неясно, кто эта тётка, у которой жил маленький Валя. Одно дело, если это родная тётя. Другое – тётка двоюродная. И третье – просто знакомая матери. Это три разных типа поведения и три типа жизненных обстоятельств. Автор это не указывает. У него, — чтеца-декламатора, — «фефект фикции».

При этом сам сюжет хороший, название рассказа – просто гениальное. Но Распутин слепой. Всю машинерию возникающих ассоциаций и контаминаций он просто не замечает. «Не приходит в голову». Если бы он в школе учил английский, то написал бы «Урок английского». А между «уроком французского» и «уроком английского» огромная смысловая разница. Которая в голове советского селькора просто не поместится.

Бывает ведь так – пишет человек урок французского, а для его читателей получается очередной урок английского. Диалектика.

Вот о делах английских немного и поговорим.

«Русский интеллектуал. Дозволено колониальной цензурой».

Распутина взяли в оборот (герой Соцтруда, трижды лауреат Государственной премии и т.д.) благодаря выгодной женитьбе на дочке некоего «Ивана» «Ивановича» «Молчанова-Сибирского». Подобно «Новикову-Прибою», это какой-то левый поляк из среды «морячков», его отец служил баталёром (подобно Новикову-Прибою же) на канонерской лодке «Кореец». После революции «Молчанов-Сибирский» стал красным скаутом и развил бурную деятельность по формированию пионерского движения и пионерской детской литературы. Под патронажем Горького, который 30-летнему пионервожатому дал погоняло «Дядя Ваня» (бедная русская литература!) и на первом съезде советских писателей торжественно подарил книгу с автографом: «Дяде Ване Молчанову-Сибирскому. Хорошее дело делаете, дядя!». «Дядя» создал у себя в Иркутске «Базу курносых» — первый в СССР коллектив пишущих пионеров.

Женой подставного масонского «Дяди Вани», всю жизнь пестовавшего циррозных борцов с жидо-масонским заговором, как водится была русская поселянка Виктория Станиславовна Прушинская.

Дядя Ваня. Детей любит.

По идее «дядю Ваню» должны были расстрелять в 1937, но гайдары были нужны для милитаристской пропаганды, да и сотрудничество с НКВД помогло. Судя по габитусу «дядя Ваня» тянет даже на кадрового работника. Лицо-то доброе, явно любит беспризорников.

А таланты среди русских крестьян конечно были. Шукшин, например, природный писатель, возмещавший недостаток культуры природным остроумием, здравым смыслом и добрым сердцем.


Запись опубликована в рубрике Parerga and Paralipomena, Литература с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.